Кастомизация одежды – это когда произведение искусства создается не на холстах, а на вещах. В этот момент серийная одежда перестает быть массовой и становится уникальной. Макс сразу зацепил меня своей самобытностью. Этот диалог получился очень личным: он рассказал про свой путь, видение своих работ и перспективы на будущее.
Максим Борисов
Художник, кастомайзер
Кастомизация одежды – это когда произведение искусства создается не на холстах, а на вещах. В этот момент серийная одежда перестает быть массовой и становится уникальной. Макс сразу зацепил меня своей самобытностью. Этот диалог получился очень личным: он рассказал про свой путь, видение своих работ и перспективы на будущее.
Максим Борисов
Художник, кастомайзер
— Мне захотелось показать свое искусство на самой актуальной точке планеты.
— Это больше про стиль. Я хотел совместить произведение искусства со стилем, потому что я всегда увлекался модой и искусством.
Как у тебя все начиналось?
Кастом для тебя это произведение искусства?
— Мне захотелось показать свое искусство на самой актуальной точке планеты.
— Это больше про стиль. Я хотел совместить произведение искусства со стилем, потому что я всегда увлекался модой и искусством.
Как у тебя все начиналось?
Кастом для тебя это произведение искусства?
— Конечно вкладываю. Последняя моя работа о том, что человек имеет две грани.
Плохая в черно-белых тонах, а хорошая – в цветных
Вкладываешь ли ты какой-то смысл в свои работы?
— Конечно вкладываю. Последняя моя работа о том, что человек имеет две грани.
Плохая в черно-белых тонах, а хорошая – в цветных
Вкладываешь ли ты какой-то смысл в свои работы?
— Просто приходят в голову, и я делаю. У меня такое мышление, что если мне что-то сейчас пришло, то я должен это сделать. Бывает, я пишу не только на одежде, но и на холстах.
Как рождаются твои образы?
Чем тебе нравится писать на холстах?
— Я люблю масштаб. Последние мои работы, которые прославились, были как раз самыми масштабными работами в моей жизни. Я вдохновился масштабом.
— Просто приходят в голову, и я делаю. У меня такое мышление, что если мне что-то сейчас пришло, то я должен это сделать. Бывает, я пишу не только на одежде, но и на холстах.
Как рождаются твои образы?
Чем тебе нравится писать на холстах?
— Я люблю масштаб. Последние мои работы, которые прославились, были как раз самыми масштабными работами в моей жизни. Я вдохновился масштабом.
— Я хочу после себя оставить след. Я стремлюсь к тому, чтобы мое искусство в будущем не оценивалось. Я хочу, чтобы оно было бесценным.
Как ты хочешь развиваться дальше?
Что ты чувствуешь, когда создаешь свои работы?
— Я просто прислушиваюсь к своим желаниям. Когда-то я рисовал каждый день, но сейчас не могу. Сейчас я рисую день через день. Бывают коммерческие какие-то предложения, бывают заказы, а бывает: просто вдохновение придет.
— Я хочу после себя оставить след. Я стремлюсь к тому, чтобы мое искусство в будущем не оценивалось. Я хочу, чтобы оно было бесценным.
Как ты хочешь развиваться дальше?
Что ты чувствуешь, когда создаешь свои работы?
— Я просто прислушиваюсь к своим желаниям. Когда-то я рисовал каждый день, но сейчас не могу. Сейчас я рисую день через день. Бывают коммерческие какие-то предложения, бывают заказы, а бывает: просто вдохновение придет.
— Про взгляд человека на мир. Я вдохновляюсь только безразличными взглядами. Меня вдохновляют наркоманские лица.

Я чувствую себя более индивидуальным. Я могу сделать гораздо круче вещи, думая о своих проблемах в жизни, радостях или каких-то переломных моментах. Но я уже какой-то след оставил. То есть эти картины, почему они такие дорогие? Почему они бесценны? Цены растут с историей этой картины. Вот та картина, которая в интернете гуляет, например. Это уже картина со своей историей. Она может когда-нибудь стоить миллионы.
Про что твои работы?
— Меня вдохновляют не столько художники, сколько их история. Кем он был и кем он стал после смерти.
Кто из деятелей прошлого тебя вдохновляет?
А какие люди тебя окружают? Кто твои друзья?
Что тебя цепляет в людях?
А как ты сам себя ощущаешь? Классным?
— Я не подпускаю к себе людей, которые высасывают у меня энергию. Я не общаюсь с теми, к кому моя душа не тянется. Я никогда не буду лицемерить и общаться с теми людьми, к которым у меня не лежит душа. Даже если придется как-то себя перебороть себя ради какой-то коммерческой цели, я вряд ли смогу это сделать.

Меня окружают только те, кто мне действительно по душе. Я не знаю, нравлюсь ли я им, но я чувствую, что они мне нравятся. Это совершенно разные люди. Певцы, модели, актеры или алкоголики. Мне даже пальцев не хватит, чтобы посчитать, сколько «подразделений» людей, с которыми я могу общаться. У меня нет границ.
— Меня цепляет в людях харизма, внешность и подача себя. Я люблю, когда люди так подают себя, что ты понимаешь, что никогда не будешь с ними общаться. Мне нравится, когда люди чувствуют себя классными. Когда ты понимаешь, что хочешь общаться с этим человеком, а он чувствует себя классным. И от этого тебе немного сложно к нему подойти, потому что ты чувствуешь, что вы совсем на разных ступенях мироощущения.
— Да, потому что в свои 20 лет я ни разу не ходил на обычную работу. Я слишком предан себе. Я лучше умру, чем пойду работать, я буду что-то должен или у меня будут какие-то обязанности.
— Хотел бы сделать выставку, и чтобы она была сильной. Не где-нибудь в сарае или дома. Я хотел бы, что б эта выставка была на уровне. Поэтому я хочу сделать максимум усилий, чтобы не идти к одной цели, ведь у нее есть два конца. Допустим, та же выставка. Один конец – это когда ты вроде на плаву, но вроде нет, а второй конец – ты уже не на плаву, но успел сделать себе имя. Вот это главное разветвление.

Главное – не падать духом на полпути. Я выбираю всегда самые сложные пути. Самые непреодолимые, как для кого-то может показаться. Когда-то я мог только мечтать, что у меня будет открыт директ с мамой XXXTENTACION. Сейчас я могу написать ей "Как дела?", и она мне ответит. Я об этом мечтать не мог. Не мог мечтать о том, что Билли Эйлиш получит мой кастом.
Как ты хочешь дальше развивать свое искусство?
— Это было связано уже с родителями. У меня сложная обстановка в семье. Я уже 6 лет не особо общаюсь с родными, потому что когда-то они меня просто видели просто как «маленькую собачку». Когда я начал себя ценить и любить, я понял, что это самый классный пинок от них в самостоятельную жизнь.
В какой момент ты начал ценить себя?
Насколько для тебя важны в жизни близкие люди? Для тебя важно, чтобы была какая-то опора или тебе достаточно самого себя?
— Опора всегда нужна, но я предпочитаю самые сложные варианты, поэтому я сам себе опора. Бывает, конечно, что мне нужна помощь с внешней стороны, но в большинстве случаев я предпочитаю справляться сам.
— Это было связано уже с родителями. У меня сложная обстановка в семье. Я уже 6 лет не особо общаюсь с родными, потому что когда-то они меня просто видели просто как «маленькую собачку». Когда я начал себя ценить и любить, я понял, что это самый классный пинок от них в самостоятельную жизнь.
В какой момент ты начал ценить себя?
Насколько для тебя важны в жизни близкие люди? Для тебя важно, чтобы была какая-то опора или тебе достаточно самого себя?
— Опора всегда нужна, но я предпочитаю самые сложные варианты, поэтому я сам себе опора. Бывает, конечно, что мне нужна помощь с внешней стороны, но в большинстве случаев я предпочитаю справляться сам.
— Конечно! Мне кажется, у каждого человека такое есть.
А у тебя бывает такое, что ты устаешь от жизни?
Как ты находишь из этого выход?
Что ты делаешь, когда рисуешь?
— Мне достаточно одной ночи: просто поспать и проснуться с новой энергией.
— Музыку слушаю: A$AP Rocky, Playboi Carti, Bones. Бывает, кого-нибудь из 2007-го послушаю.
— Я бы хотел больше развиваться в дизайне и в выставках. Я бы хотел быть самым универсальным художником, то есть человеком, который сможет все. Поэтому я хочу попробовать себя в тату, не думаю, что у меня плохо получится, потому что у меня уже есть какие-то задатки. В общем, я хочу попробовать реализовать себя во многих сферах искусства.
Как ты видишь свой путь дальше? Как ты хочешь развиваться?
О чем ты думаешь, когда остаешься сам с собой? Что чувствуешь?
— Я чувствую себя более остывшим. Я понимаю, что уже не нужно никакую энергию выплескивать, поэтому у меня дома просто режим энергосбережения.
Текст:
Денис Симонов
Верстка & Фото:
Артём Репка
Видео:
Александра Алексанова
Модель:
Илья Виноградов
Редактор:
Анастасия Смирнова