Михаил Кричман
Оператор, сценарист, обладатель премий «Ника» и «Золотой орел»
Интервью: Александр Гарагуля
Редактор: Настя Смирнова
Верстка: Катя Верлина
ВАЖНЫЕ РАБОТЫ
Скрижали судьбы, 2016
Левиафан, 2014
Сорокин Трип, 2019
Одна из последний работ Кричмана — документальный фильм о главном русском писателе современности Владимире Сорокине. Съемки картины проходили в Берлине и Москве, в частности дома у самого Сорокина. Фильм представляет процесс становления Сорокина как автора, рассказывая о важных этапах его биографии.
Одна из двух зарубежных картин, где Кричман выступал как оператор. Трогательная ирландская драма с Руни Марой и Тео Джеймсом в главных ролях вышла вполне неплохой картиной в духе «Искупления», сохранив узнаваемый стиль оператора.
Оператором всех фильмов Андрея Звягинцева выступал (и скорее всего, продолжит в будущем) Михаил Кричман, поэтому выделять одну лучшую работу этого дуэта просто нет смысла — два мастера своего дела не просто так считаются лучшими режиссером и оператором в стране. «Левиафан» чуть более известен и награждаем («Золотой глобус» в 2015!), а также горячо любим редакцией.
Важно ли для вас, чтобы сценарий был детально прописан?
Хорошо прописанный сценарий для меня, конечно, важен, но бывают и исключения. Я люблю хорошую художественную литературу, не всегда сценарную. Ведь сценарий – это намерение, а не руководство. Поэтому я их дочитываю до конца, но редко, только если они вызывают подлинный интерес. Бывают, например, сценарии, разбитые по эпизодам. И хотя в них нет языка как такового, подобный сухой текст может заинтересовать.
Читаете ли вы специализированные книги о живописи или фотографии?
Можно, конечно, читать об этом специальные книги. И многие из них сопровождаются достойным текстом. Но все же в процессе работы над фильмом вы с режиссером уже находитесь под большим впечатлением от сценария, образы уже сложились.
Можно ли сказать, что оператор на площадке – главный, ведь именно благодаря ему мы видим фильм? Как у вас складываются отношения с режиссерами?
Это так и одновременно не так. Работа над фильмом – заслуга многих людей. Одна из задач оператора – фиксировать изображение, придавать ему форму и свет. Так, в мизансценах костюмы на актерах вторгаются в пространство кадра, а камера лишь фиксирует это интересным образом. Вопрос лишь в том, что фиксирует оператор. Главная его задача – донести до зрителя идею режиссера. Оператор не должен разрушать то, что происходит внутри кадра. Безусловно, могут быть свои собственные решения мизансцен, но их надо перед этим обговаривать с режиссером. А с режиссером я стараюсь не спорить. Бывает, что по прошествии времени отдаешь себе отчет в том, что можно было бы запечатлеть сцену иным образом. Но вы снимаете фильм и, соответственно, мысли режиссера.
А вы не хотели бы попробовать себя в роли режиссера?
Пока что нет. На мой взгляд, для этого нужен иной склад ума. Например, оператор Бергмана снял лишь 1-2 фильма. Ни одного из них я не видел, но если бы они были известные, то я бы их посмотрел.
Когда вы читаете сценарий, вы представляете, как будете снимать ту или иную сцену?
Сценарий можно пробежать: часто первые страницы не впечатляют, но стоит быть осторожнее, ведь сценарий не является цельным текстом (как книга), поэтому быстро пробежав его глазами, можно упустить из виду важные сюжетные коллизии. У меня нет специальной кнопки, нажав на которую я сразу представляю себе картинку. Образ может прийти в совершенно неожиданном месте. Вот стоите вы в магазине и думаете: «Хм, это может быть интересно». Все зависит от конкретной ситуации и настроения. Если что-то заинтересует, то можно это сфотографировать, прийти домой, часть фотографий сразу выбросить, что-то оставить. Если образ действительно сильный, то с режиссером он будет оговорен.
Можете дать какой-нибудь совет начинающим любителям кино?
На этот вопрос я уже отвечал цитатой Дариуса Хонджи и сейчас, пожалуй, повторюсь: «Смотрите много кино, путешествуйте, держитесь подальше от школ».
Материал 2016 года