ФИЗИЧЕСКИЙ ТЕАТР В РОССИИ: ЧТО, КАК И ПОЧЕМУ

Редактор: Настя Смирнова
Фото: Света Федотова и Никита Белых
Верстка: Катя Верлина
Текст: Света Федотова и Никита Белых
Света Федотова, действующий международный продюсер
Никита Белых, хореограф, преподаватель в Gogol School
Кто такая Света Федотова?
Сейчас я учусь в Миланском университете (Universita degli Studi di Milano) на международного креативного продюсера, мне 24 года. Нас учат, что продюсер должен уметь все – находить как нужный реквизит, так и общий язык с актерами съемочной площадки. С первых дней обучения мы создавали проекты и медиа-продукты различной сложности, менялись позициями в команде и пробовали себя не только в роли продюсера, но и режиссера, оператора, звукооператора, режиссера монтажа, менеджера проектов. Это круто, потому что мы впитываем теоретические знания истории и драматургии кино, театра, знакомимся с действующими европейскими продюсерами, режиссерами и сценаристами.
Летом я реализовала свой первый крупный проект: «OUTSIDE. Festival del fuori theatro». Это местный фестиваль уличных театров, который проходил в несколько дней. На базе площадок города создавались блэк-бокс, опэн-эир и другие перформативные пространства, где итальянские театры представляли свои спектакли. Наверное, именно в этот момент я поняла, как важна мультизадачность.
Кроме того, ни с чем не сравнимый опыт — работа в рамках Milan Fashion Week. В этом году нам удалось поработать с итальянским брендом Numero21. Продакшн в сфере моды — это другая вселенная: ты должен оправдать все ожидания клиента, бренд нельзя подвести или «не успеть в сроки», важно делать все динамично и быстро — в том числе искать новые локации для съемки лукбука за пять минут до проливного дождя.
Кто такой международный продюсер?
Международное продюсирование — это глобальная бесконечная гонка в создании межкультурного продукта на мировой арене. Кто сделает круче и интереснее? Это взаимодействие не только со своим, внутренним рынком, в данном случае — культуры, но и с другими странами. То есть это то же классическое продюсирование, но только в широком смысле.
«Когда речь заходит о продюсировании, все нервно переминаются с ноги на ногу, потому что по большому счету никто не знает, чем именно занимается продюсер»
Продюсирование в Европе: отличия, сходство, подходы
В России еще не сложилось с культурой продюсирования: есть администрирование и есть креативная часть, но они между собой не всегда «коннектятся». Например, России бы не помешало наладить систему театральной ко-продукции, сейчас это очень актуально. Сделать из укоренившейся театральной среды — рынок со своими «спросами», «предложениями» и «конкуренцией». У нас этой конкуренции на государственном уровне просто нет — частные театральные и танцевальные компании просто не в состоянии бороться с государственным финансированием — оно всегда будет выигрывать. Для постоянной межкультурной коммуникации необходим грамотный подход и ко-продакшн, но на него у государства не выделяется статья расходов.
Оператор снимает, режиссер кричит, а что делает креативный продюсер?
До переезда в Италию я отшучивалась, мол, продюсер занимается тотальным беззаконием: регулирует проектную деятельность с помощью своих идей и чужих денег, орет на актеров и пишет об этом в посты в Instagram. Оказалось, это правда так.
Креативный продюсер отвечает за принятие идеи и превращение ее в качественный продукт: он генерирует концепцию сценария, выбирает режиссера и обеспечивает найм крутой производственной команды. Как правило, креативный продюсер работает в команде с режиссером и гарантирует оригинальное видение проекта, а также принимает непосредственное участие в реализации маркетинговой стратегии, рекламы и PR.
У большинства есть ошибочное мнение, будто любой продюсер занимается только поиском денег. Как сказал кто-то умный, а я повторила: «Приходит в театр с маленьким или большим мешочком, наполненным ими, и говорит: «Есть вот такая сумма, я могу дать вам ее, но потом хочу получить больше, чем дал». Бесспорно, логика здесь есть, но хороший продюсер — это такой продюсер, который в первую очередь реализует творческую идею, а деньги считает просто неотъемлемой частью процесса. Куда без них?
Поговаривают, это не женская профессия. Так ли это?
В продюсирование я пришла из самой женской из всех женских областей деятельности — балета. Оттанцевала свое в театрах оперы и балета — и сразу в продакшн. Но где было сложнее — спорный вопрос, поэтому я склонна думать, что все относительно.
В продюсировании меня тянуло к танцевальной деятельности, поэтому мне пришлось смириться с тем, что в «танцевальной России» ситуация сложная. Приспособление к contemporary dance у нас сильно затянулось, поскольку очень сильна традиция балетного искусства. Мариинский театр, Большой, Пермский и Новосибирский театры — в России огромная балетная история, и, конечно, закоренелые оперно-балетные театральные подмостки не разрешают просто так сосуществовать с ними в одном пространстве современному танцу.
В Европе период отторжения contemporary dance уже прошел. Государство и зрители принимают это направление, и, что не менее важно, финансово поддерживают. К тому же это выгодно: в театрах современного танца коллективы небольшие (это вам не на «Баядерку» костюмы пошить). Они мобильны, не привязаны к определенной площадке, и каждый танцовщик — это уникальный типаж. Продюсеру — выгодно, балетмейстеру — интересно. Все в выигрыше.
Что нужно для развития навыков креативного продюсера?
Нет стандартной формулы «Как Стать Хорошим Продюсером», как и нет ее ни в одной другой профессии, но мне кажется, что в первую очередь нужно быть честным с собой. Ты должен понимать, что, для кого и зачем ты создаешь. Если у тебя есть план, есть миссия, то не возникнет проблем с поиском единомышленников и откликом на идею, которую ты хочешь реализовать.
«Профессиональными нас делает практика и насмотренность»
Не бойтесь смотреть и изучать «плохое», формула «от обратного» всегда работает правильно. Тренируйте практические навыки и знания, необходимые для продюсирования международных проектов, в первую очередь продвижения масштабных мультидисциплинарных работ для проката заграницей, на базовых площадках, site-specific и на фестивалях.
Когда начинаешь говорить о коммерции, все думают, что продюсер забирает себе миллионы, но это не так. Зарплата продюсера зависит от масштаба проекта. И наоборот. То есть если ты крутой продюсер и делаешь действительно интересные вещи — ты много получаешь. Если ты много получаешь — вряд ли ты подойдешь к вопросу реализации нового проекта безответственно. Эта система работает именно так. Конечно, есть свои исключения, но, как правило, эта профессия предполагает большие риски и большую ответственность за команду, проект и позиционирование
Кто такой Никита Белых?
Я выпускник ГИТИСа, мне 26 лет. Сейчас я ставлю спектакль физического театра в ГИТИСе про проблемы современной молодежи. До этого я выпустил детский спектакль «Рисунки наших детей» в театре «Процесс».

Даже если я ставлю физический (пластический) спектакль, я все равно отталкиваюсь от драматургии. Пусть это будет не классическая проза, но это должен быть написанный кем-то текст. В театре «Процесс», где я делал детский спектакль, мне предложили личную историю, которую написал продюсер. Когда ты делаешь спектакль в этом жанре, ты думаешь не столько о раскрытии темы, как в драматическом спектакле, сколько о грамотно преподнесенной визуальной концепции. Так или иначе, в основу я всегда закладываю «болезненные» для меня темы. Например, в спектакле «Рисунки наших детей» была тема экологии: как мы относимся к природе нашего региона, нашей страны, всей нашей планеты.

В ГИТИСе будет спектакль по документальным историям людей, живущих в Москве. Проблемы, парадоксальность жизни, просто важные для них случайности. После все они будут переводиться на язык хореографии.

Я также работаю с подростками в актерской лаборатории Gogol School. И это совсем другое: самая важная цель работы с детьми — создавать качественное художественное высказывание на сцене. Мне важно привить им отсутствие халтуры на сцене. И, конечно же, ощущение того, что это должны быть искренне и свободно. Подрастающее поколение обожает «Гоголь-центр», для них это сейчас так называемый камертон. Я с ними согласен. «Гоголь-центр» впитал в себя лучшее из репертуарного театра и смешал это все с основами европейского театра. Там много свободы. Сейчас для них самое важное — это свобода в жизни и творческом самовыражении.

Физический театр в России: кем, как и где развивается?
К сожалению, физический театр в России почти не развивается. С точки зрения государства идет его полное игнорирование. Он развивается лишь внутри драматического театра или локально, в некоторых городах России, как, например, «Провинциальные танцы» в Екатеринбурге. Есть, конечно, отдельно взятые режиссеры. Яркий пример — Максим Диденко, Олег Глушков и Сергей Землянский. Их спектакли можно отнести к разряду «физического театра». У современного русского физического театра пока нет собственного языка. Зачастую мы даже не перенимаем западные приемы, потому что большинство российских режиссеров не смотрят европейские постановки. Я очень надеюсь на то, что в дальнейшем мы будем развиваться, но пока в этой области мы сильно проигрываем европейцам.
Отчасти проблема в том, что границы определения «физического театра» здесь тоже размыты. В Европе есть художники, которые начали смешивать театр с акробатикой, танцем, отказались от текста и начал использовать другие материалы: трансформацию декораций, цвета, музыки. Это «новый» театр. Он эффектнее даже визуально. Во многом нам страшно меняться, потому что существует «театральная» зона комфорта, из которой надо выходить.
Можно долго дискутировать, говоря о взаимодействии драматических театров «старой закалки» и «новой волны». Из хороших новостей: театр имеет единство времени и пространства — существование сегодня и сейчас, поэтому даже многие привычные всем «классические» театры уже можно отнести к современному течению. Есть такие, которые находятся в процессе стагнации (например, «Малый театр»), а есть другие — театры, эпатирующие публику и называющие это «новыми формами», хотя они таковыми не являются.
Что происходит с театром в регионах?
В регионах нашей страны дела с физическим театром обстоят несколько хуже. В частности потому, что худруки театров не до конца понимают, что такое современный и уж тем более физический театр. Есть некоторые, но это, скорее, исключение.

Хорошо, что они стараются приглашать молодых режиссеров, чтобы разбавить репертуар свежими постановками — это просто необходимо. Хорошо, когда отсутствует жесткая цензура. Регионы — это большое спасение для режиссеров-дебютантов. Никто не пригласит тебя в московский театр, если ты начинающий режиссер. По статистике в наших театрах ставят в основном люди от 35 лет.
Но региональная публика — это особенная во всех смыслах публика. Ей все сразу должно быть понятно и желательно — смешно, это главный критерий. Если критерии не соблюдаются, то идет тотальное отторжение. Но зрителя надо воспитывать, поэтому мы стараемся, не отступаем и внедряем новые формы.
Существует ли мультижанровость форм в театре?
Полиформа и мультижанровость — это будущее. Путешествуя и занимаясь постановками в Европе, могу сказать, что там понятие «artist» включает в себя как раз возможность заниматься несколькими задачами сразу: написать стихотворение, снять документалку и сыграть в театре. У наших «артистов» этот навык еще не развит на таком уровне, но к этому надо стремиться. Мир упрощается, становится доступнее, технологии помогают нам создавать что-то новое. Сейчас отнюдь не обязательно выбирать одно дело на всю жизнь. Ты можешь быть профессионалом в чем-то одном, но заниматься и смежными видами деятельности. Также и в конкретной творческой работе — ты можешь смешивать разное, получая при этом более объемный и интересный результат.
Здесь можно делать все, что позволят тебе внутренний моральный кодекс. Можно, например, сделать спектакль в заброшенном здании. Но есть важное правило: обязательно нужно заниматься внутренней самоцензурой — знать, что ты хочешь сказать своим спектаклем или перформансом. Ты не можешь просто отнять у зрителя его личное время.
Что показать маме, чтобы убедить ее, что современный танец — это не менее эффектно, чем «Жизель»?
Мой личный абсолютный топ современных хореографов-постановщиков: Димитрис Папаиоанну, — греческий режиссер-хореограф (недавно я сорвался на один день из Калининграда в Питер, чтобы посмотреть его постановку «Великий укротитель» на сцене Александринского театра), талантливейший бельгиец Сиди Ларби Ширкауи, француз Дамьен Жале, Акрам Хан, индо-британский режиссер-хореограф и шведский танцор, и хореограф Александр Экман. Именно они сейчас создают тренды в современном танце и физическом театре в Европе.
«Для начала покажите маме «Жизель» Акрама Хана из Королевского Оперного театра Англии. Это «Жизель» современного танца, неоклассика. Это должен увидеть каждый»