Среда – катализатор действий
Сложно отрицать тот факт, что каждый из нас живет в пространстве: информационном, культурном, географическом. Произведения искусства, настенные надписи, великие научные изобретения, язык, архитектура городов – все это история человеческого бытия, сложенная мозаикой. Одно действие являет собой другое. Люди прошлого создают среду обитания людей настоящего, а те – людей будущего. Пространство, в котором мир живет сейчас, есть явление принципа домино. Каждый элемент этой системы изменяет последующие ее переменные. Такой эффект бабочки, где незначительные изменения сильнейшим образом воздействуют на общую картину вещей. Мы же помним, что К. Маркс говорил о том, что бытие определяет сознание? Элементарно: изменение природных условий способствовало преображению живых организмов. Например, рептилии эволюционировали, адаптируясь к факторам среды. А первые люди были совсем не похожи на современного человека. Факторы окружающего пространства отпечатывались на их внешнем виде, а впоследствии – и на образе мышления.

Со временем человек все больше стремится взять верх над окружающим его миром. Пространство начинает служить пластилином в его руках. Влияние людей на среду обитания можно ассоциировать с определённым периодом истории. Вспомним наскальную живопись, ритуалы жертвоприношения – все они служили посылом, призывом к действию, средством достижения цели. Пространство вокруг нас становится способом выразить собственные ценности и намерения.

Новый виток времени приносит новые метафоры, способные передать феномен человека в пространстве. Например, эпоха Возрождения. Ее знаменитая готическая архитектура была создана мастерами, вдохновленными величественными сосновыми лесами – дарами природы, повлиявшими на разум человека. Создание современного вертолета случилось после того, как Игорь Сикорский наблюдал за сложным механизмом полета стрекоз. Что это, если не отпечаток пространства в наших умах? Так, мы можем сделать вывод, что окружающая среда довольно часто служила поводом или вдохновением человеческих изменений. Люди, поколение за поколением, привносят новые идеи, выражают чувства, создают, изобретают. Каждый из нас находится в мире, где когда-то жили наши предки, и кажется, что все уже сказали и придумали задолго до нас. Пространство — составленный текст, который мы по-разному считываем, интерпретируем и видоизменяем; как результат, сегодня мы активно вносим в него что- то свое — новое.
«Люди прошлого создают среду обитания людей настоящего, а те – людей будущего»
Грани влияния пространства расширяются по мере того, как развивается современный человек. Мне нравится смотреть на творения человека через призму метафоры. Как я уже замечала, довольно часто в желании преобразовать пространство можно проследить скрытый посыл или призыв к действию. Иногда создание чего-то нового – единственный способ выжить в сложившихся обстоятельствах. Потребность в изменении среды вокруг себя можно сравнить с человеческим смехом. Спенсер смотрел на смех как на реакцию на стресс или возбуждение. Позже его теорию расширил Фрейд, который говорил, что человек шутит для того, чтобы избежать негативных эмоций и уйти от несовершенной действительности. Определённо, смех – зачастую способ поговорить на табуированные темы, которые никто бы не осмелился обсуждать, будучи серьезным. С этим я отождествляю и преображение пространства. Изменяя предметы вокруг себя и создавая нечто новое, пусть даже на месте существующего до, человек пытается выжить в условиях угнетения, войны, боли или душевной тревоги. В этой связи, я вспоминаю слова Дэна Брауна: «Метафора есть не что иное, как способ помочь нашему сознанию принять неприемлемое. Проблемы возникают, когда мы начинаем воспринимать метафоры буквально». Продолжая тему принятия ужасных событий человеческой психикой, я думаю о Берлинской стене, которая сейчас украшена граффити. Некогда незыблемый символ войны, разрушения и разделения сейчас преобразился в одну из главных достопримечательностей и Instagram-локаций преимущественно благодаря тому, что человек изменил это пространство, «упростил» его, сделал привлекательным.

Здесь же можно вспомнить символ и пристанище немецкого фашизма – здание Рейхстага, которое после взятия было разрисовано советскими солдатами. А ведь можно подумать и о том, что любые граффити или надписи на стенах – не просто набор хаотичных символов, а культурный код, выражающий состояние и мысли человека в определенный период времени. Вот, например, русско-американский художник Антон Рефрежье рассуждает на эту тему: «Возможно, однажды одно ведро одной белой краски и пару человек в считанное мгновение уничтожат то, над чем я так долго трудился, а на следующее утро все будет так же, как три года назад: голые стены, лишенные тех красок и идей, что пугают людей и тревожат их умы». Незадолго до этих слов художнику поручили создать фреску об истории Калифорнии, но его работу не признали, а самому Рефрежье угрожали судом и всячески пытались заставить его что-либо изменить.

Нельзя не замечать и важную зависимость языка от нашего окружения. Очень известный пример – языки народов севера (саамские, шведский и исландский). У них встречается множество слов для описания снега, в некоторых даже больше сотни. Это снова побуждает думать о зависимости культуры от пространства. И, следовательно, говорит нам о бессознательном и беспрерывном взаимодействии людей разных эпох и поколений.

Окружающее нас пространство формирует наше мышление и мировоззрение. Детали пространства соприкасаются в мозаике жизни. Так, все вокруг нас – диалог культур, историй, поколений, эпох. Ведь человек отпечатывается в окружающем мире и умах других людей, даже сам того не подозревая.
«Иногда создание чего-то нового – единственный способ выжить в сложившихся обстоятельствах»
Редактор:

Маша Теплова
Иллюстрации:

Аня Гейн